Велнес в интерьере.
Кинцуги, или японское искусство восстанавливать сломанное
«Nothing is ever truly broken»

Ничто и никогда на самом деле не сломано — один из основных принципов, являющихся сутью японского искусства кинцуги. Это довольно древнее умение восстанавливать разбитые горшки золотыми швами. Его идеологическая суть заключается в том, что поломка — это не конец существования предмета, а естественное течение его жизни, которое лишь делает её уникальнее и увлекательнее. Уже начинаете догадываться, при чём тут велнес, верно?
История кинцуги, говорят, началась в 15 веке с того, что японский военнокомандующий ненароком разбил одну из любимых чайных чашек. Когда её отремонтировали, требовательный воин и большой любитель керамики остался недовольным грубой работой и потребовал, чтобы мастера придумали более изысканный способ латать раны чашкам. И те догадались «сшивать» их золотыми нитями.
В нашей культуре существует фразеологизм о том, что шрамы украшают мужчину. Если очистить его от лёгкого налёта сексизма, выйдет примерно тот же смысл, о котором говорят японцы: наша боль, наши потери, наши негативные переживания — это часть нашего опыта, который опасно прятать и о котором не стоит забывать. Напротив — всё это нужно пережить и сделать частью собственной уникальной и особенной истории.

Кинцуги — это, по сути, ответвление философии ваби-саби, суть которой — поиск красоты в несовершенных и незавершённых вещах. В случае искусства восстановления керамики с помощью лака и золота можно говорить о том, что мастера научились не прятать недостатки предметов, а превращать их в достоинства, придавая новое эстетическое прочтение, казалось бы, разрушенным вещам. В западной парадигме — в украинской точно — таких принципов, увы, не существует: напротив, наши бабушки всегда требовали избавляться от разбитого и расколотого, мол, это сулит беду и вообще нехорошая примета. А вот японцы верят, что разбитый горшок может быть даже ещё более ценным, чем был раньше.
Однако с развитием идей осознанности кинцуги начинает приобретать новые смыслы, в том числе и в Европе: сегодня мы часто слышим о том, что человечество должно потреблять меньше, ограничить количество мусора, покупок и ненужных вещей. С этой точки зрения сама концепция кинцуги кажется панацеей: не выбрасывать сломанное или порванное, но чинить его и таким образом делать ещё прекраснее. А если копнуть глубже, это может касаться не только предметов, но и людей и их отношений.
Если тарелка упала и раскололась на несколько кусочков, он собирает её заново и «сшивает» золотым лаком — при таком подходе остаётся пространство для художественных экспериментов, например, в создании золотых плетений на тарелке. Есть ещё несколько методов: заменить отсутствующий элемент золотым лаком полностью или создать новую тарелку из нескольких разбитых, продлив таким образом жизнь сразу нескольким посудинам. Если они эклектично смотрятся вместе — тем лучше: главное, что тарелку вновь можно использовать, показывая её красоту в новом контексте.
Что именно делает мастер кинцуги
с предметами, попавшими ему в руки?
А вот художница Томоми Камошита в своём творчестве объединяет две большие страсти японцев: любовь к эстетике несовершенного и к морским волнам. Она собирает на берегу разбитые кусочки керамики, объединяет их вместе, добавляет другие кусочки — если есть такая необходимость — и создаёт с помощью искусства кинцуги подставки для палочек.
«В японской чайной церемонии осколки и трещинки в чашках считаются интересными и привлекательными», — рассказывает автор «Маленькой книги японских удовольствий» Эрин Лонгхерст. Она добавляет, что этот концепт — ещё и прекрасная метафора всей жизни, вдохновляющая и мотивирующая: не стоит прятать свои синяки и ушибы, радуйтесь вещам, которые делают вас непохожими на других.
Как привнести кинцуги и ваби-саби
в собственную жизнь?
Писательница Кэндис Кумаи предлагает выходить на длинные прогулки, во время которых вы будете не только любоваться природой, но и находить в ней то, что можно считать несовершенством: например, асимметрию в ветках, трещины в камнях или столб сломанного дерева, из которого пробиваются новые ростки. А ещё такие прогулки помогут замедлиться и поразмышлять над тем, что у вас есть, и как же здорово, что оно есть.